23.09.2015

Ложный донос
дошел до царя / Зырянские скрижали

Пути приобретения начального капитала для создания своего дела в прежние времена бывали разными. Капитал сколачивали даже... доносительством. Об этом – ислледование историка Александра Панюкова из села Корткерос Корткеросского района.

донос_1.jpg

Одна из таких историй приключилась в Деревенском обществе Устькуломской волости. В эту историю оказались втянуты десятки людей, полиция, судебные учреждения, вологодский губернатор и даже сам русский царь Александр II. Длилось дело без малого три года.
Итак, Андрей Липин, получивший после смерти отца денежный капитал и лавку, продолжил его дело. Торговал в Устькуломе, Керчемье и Устьнеме. При этом вел праздный образ жизни, пропивая деньги. В марте 1856 года перед смертью сообщил родному брату Миколаю и своему тестю, священнику Деревенский церкви Семену Броникову, о своем полном банкротстве.
– Моя дочь, дочь священника, отныне будет женой бедного крестьянина! – сокрушался отец Семен. – Не бывать этому! Сын мой Василий в земском суде – секретарь, со становым приставом Румянцевым и уездным исправником Небдинской волости головой Савельевым мы в родстве. Они помогут достать деньги. А деньги, и немалые, в моем приходе есть у торгующего крестьянина Якова Холопова. Я-то уж знаю: на исповеди раб божий Яков в моем присутствии признавался. Кажись, 10-15 тысяч у него имеется.
Крестьянин деревни Ручевской Яков Холопов после смерти отца получил имение, оцененное в 190 рублей. Десять лет находился на заработках в Сибири и на Волге. В год до 32 рублей дохода. В 1840-ом вернулся в Ручевское селение, наживприличный капитал. Открыл лавку: покупал у крестьян хлеб, пушнину, дичь, мясо.
Хлеб перепродавал устьсысольским да архангельским купцам. Так, устьсысольскому купцу Ивану Забоеву сторговал на 1 817 рублей серебром, архангельскому купцу Францу Штольцу – на 2 540 рублей серебром.
Пушнину, дичь перепродавал на Устьсысольской, Георгиевской, Небдинской, Афанасьевской, Устьвымской, Благовещенской ярмарках. Кроме того, занимался красильным промыслом, зарабатывая в год сотни рублей. В 1847 году в Деревянском сельском управлении в связи с денежной реформой обменял временные депозиты на новые кредитные билеты более чем на 10 тысяч рублей!
Наличие большого достатка у Якова Холопова вызывало зависть и, прежде всего, у приходского священника Броникова и родственника его Миколая Липина.
24 июля 1856 года в дом Холопова пришли Устькуломский становой пристав Румянцев и помощник окружного начальника Иванич.
От имени земского суда объявили о жалобе крестьянина села Устькулом Миколая Липина о, якобы, украденных Холоповым 7,5 тысяч рублей ассигнациями у Андрея Липина. Тот, мол, ночевал в доме Холопова в декабре 1851 года по дороге в Устьсысольское уездное казначейство, куда ехал с большой суммой.
О пропаже денег Андрей Липин узнал только в Аныбе, но, поскольку вез денежную подать от Устькуломского общества, вернулся домой, взял свои средства и снова поехал в Устьсысольск. О пропаже он не заявлял.
Яков отверг все обвинения, сказав, что Андрей Липин в его доме никогда не бывал, и он даже не знает его в лицо. Однако в присутствии понятых сумму в 766 рублей серебром (2 681 рублей ассигнациями) у Холопова изъяли.
Для придания правдоподобности ложному доносу, Липин и Броников подкупили некоторых крестьян, дав кому три, кому пять рублей серебром, а кому и по чарке или штофу водки налили. Афера Липина и Броникова имела бы полный успех, если бы Холопов не решил оказать сопротивление.
Собрав доказательства, он написал жалобу на имя вологодского губернатора Филиппа Стоинского, а затем и на царя Александра II. В обращении он требовал, прежде всего, отстранить от следствия заинтересованных лиц – станового пристава Румянцева, секретаря суда Броникова (сына священника), Небдинского волостного голову Савельева, а также устькуломского волостного голову Василия Шахова, с которым Липин и Броников водили знакомство.
Холопов также документально доказал происхождение своих денег. Дело рассмотрела Палата уголовного суда Вологодской губернии. Якова Холопова полностью оправдали. Изъятые деньги вернули ему 14 июля 1858 года (НА РК ф. 99, оп.1, ед. хр. 827).

Подготовила Геня ДЖАВРШЯН (по материалам историка из с. Корткерос Корткеросского района Александра ПАНЮКОВА)

908

Добавить комментарий

Комментарии (0)