14.11.2013

Зырянские скрижали / Из почты главреда

Первая ветслужба

В 1936 году в Сыктывкаре завершено строительство здания областной диагностической ветеринарной лаборатории.

В области 10 врачебных участков и 46 ветеринарных фельдшерских пунктов. В том же году в столице Коми края ввиду массового ввоза в область племенных животных запланировано строительство карантинного двора для обследования скота и последующей его передачи в хозяйства. Установлены следующие годовые оклады на 1936-ой: ветврачам – семь тысяч рублей, фельдшерам – 4 860, санитарам – 2 400, сторожам – 1 500, хлебная надбавка – 1 010 рублей, за стаж работы – 1 780, на соцстрахование – 2 070, коммунальные расходы – 960. На покупку лошади каждому доктору выделено дополнительно 2 500 рублей.

В Сыктывкаре работала также мясо-молочная контрольная ветстанция. Зарплата заведующему станцией – 4 800 рублей в год, хлебная надбавка – 168 рублей, регистратору – 1 800, лаборанту станции – 3 600, служителю – 1 560, ему же хлебная надбавка – 90 рублей.

На наем помещения станции выделено 480 рублей, канцелярские и почтовые расходы – 1 560, приобретение микроскопа – 6 200. Сыктывкарской горветлабораторией заведовал Николай Попов, горветстанцией – Андрей Попов. Мясо-молочной станцией – Анастасия Цивилева, сыктывкарской районной амбулаторией – Георгий Спирин, Мординским ветфельшерским пунктом – Александр Шашев, Устькуломской райветлечебницей – Иван Меньшиков, Ижемской – Василий Куприенко, Мохчинской – Андрей Глазачев (НА РК ФР. 407, оп. 1, ед. хр. 943).

По данным сельскохозяйственной переписи 1920 года, в Устьсысольском уезде лошадей 2 003 голов, крупного рогатого скота – 45 372, овец – 42 387, коз – 46, свиней – 711, кроликов – 1. Всего 110 460 голов. В Устькуломском уезде – 17 969, Сысольском – 22 010, Ижмо-Печосрком – 28 232 (НА РК ФР. 407, оп.1, ед. хр. 943).

 

 


 

Ношульская пристань

Ношульская пристань располагалась на реке Луза при впадении в нее речки Ношулька. Становление пристани связано с доставкой грузов через Архангельск в Англию и Голландию.

В основном, за границу отправляли хлеб из имений Строгановых и княгини Бутеро, которые располагались в Пермском и Вятском наместничествах в конце 16-го – начале 17-го веков. Также хлеб требовался для снабжения стрелецких государевых войск и работных людей. От спроса на зерновые зависело и строительство, и сплав барок (речное несамоходное грузовое судно, буксируемое с помощью людской, конной, а позднее — туэрно-цепной тяги – прим. авт.) с Ношуля.

Но спрос на русское зерно постоянно менялся. К примеру, в 1830-ом его почти не отправляли за границу. Помимо хлеба через Ношульскую пристань доставляли сало, семя льняное, паклю, лен, льняной выбой и поташ (соль – прим. авт.).

Однако спустя несколько лет количество сплавляемых товаров значительно уменьшилось. Так, в 1839-ом на пристань доставили сала всего 20 тысяч пудов, хотя 10 лет назад доставили сто тысяч. Причина сокращения объема грузов в том, что сибирское сало, прежде поставляемое в Архангельск, стали отправлять в Санкт-Петербург. Даже сало из Вятки решили частично отправлять в столицу Российской империи, чего раньше не случалось из-за худости Волжского пароходства, которое за лето не поспевало привезти товары. Затем же вятское сало оказалось в Санкт-Петербурге уже в августе – сентябре.

Чем больше товара доставляли в Ношуль, тем более там строилось барок. Так, в 1830-ом отмечался высокий спрос на барки. Построено 150 барок, цена на одну составила 2 500 рублей. В 1837 и 1838 годах товаров доставляли мало и за барку купцы платили всего по 500 рублей.

В 1839-ом товаров в Ношуль доставили на 400 пудов больше, чем двумя годами ранее и число барок увеличилось на 20 единиц. Всего же в тот год отправили два миллиона пудов грузов на 90 барках, из них половина – ржаная мука – главная статья доходов вятских купцов. С изменением товарооборота менялись и заработки людей, что видно на барышах от торговли вином. Так, на Ношульской пристани винный откуп в 1830-1831 годах за полтора месяца (апрель и половину мая) доходил до 12 тысяч рублей, а в 1838-ом за тот же срок – всего несколько тысяч рублей (ЦГА ВГВ 1838, № 10).

Сплав барок к Архангельску начинался с реки Луза, которая относилась к категории лесных горных рек. В жаркое летнее время глубина реки уменьшалась до аршина (аршин – 0,711 метра), а в некоторых местах до двух четвертей (в одной четверти – 18 см). Берега реки крутые и достигали в высоту до пяти саженей (сажень – 2, 134 метра) по обеим сторонам, что не допускало ее разлива. Потому сплав барок с пристани был возможен даже с осадкой до девяти четвертей. Летом же сплав невозможен. Быстрота течения достигала 8-12 верст (верста – 1, 066 метра) в час по всей протяженности реки за исключением двух мест.

Первое – Гортаней, что в 38-ми верстах от Ношуля. Там плоские низкие берега, их затопляло весенним разливом. В этот период из-за отсутствия сильного течения суда могли плыть при помощи весел. Второе местечко – Черываз, где низменные берега и река шла разными руслами, отчего течение также небольшое.

Ход течения Лузы извилист, повороты круты и каждый такой поворот опасен для барок, поскольку масса воды устремлялась с одного берега на другой, бросая барки на противоположный берег. Место, где вода текла с сильным напором, называется прилук. В прилуках случались проломы барок от ударов об корни подмытого леса и прибитые деревья.

А таковых много, ибо лесистый берег под ежегодным напором воды и льда разрушался, а с ним отторгался лес и валежник. И все это оставалось прижатым к прилуке. В тех местах часто ломались барки и тонули люди. Чтобы предупредить об опасности, на барках иногда устанавливали сигнальные пушки, из которых пушкари производили сигнальные выстрелы. Миновав прилуку, барка часто становилась на противоположном обмелевшем берегу, и тогда, чтобы снять ее, приходилось тратить и время, и деньги. Так что сплав барок по Лузе был опасен и затруднителен. Однако недостатка в рабочих руках никогда не наблюдалось: заработки гнали людей на опасную работу.

И вот с тех пор прошло еще 10 лет. В весну 1849-го с Ношульской пристани отошли 111 барок и одна полубарка.

Со строительством железной дороги «Котлас – Архангельск» сплав барок с товарами с Ношульской пристани уменьшился на две трети. В конечном счете, сплав товаров к Архангельску прекратился. Склады и другие помещение пришли в негодность. В 1910-ом Ношульскую пристань закрыли...

(НА РК, ф. 155, 152. Вятский архив, ф. 397/3, Вологодский архив, ф. 1287, Великоустюжский архив, ф. 1187, а также архивы Ношульской и Остаповской волостей).

 

Подготовила Геня Джавршян (по материалам историка из с. Корткерос Корткеросского района Александра ПАНЮКОВА)

1709

Добавить комментарий

Комментарии (1)

  • Владимир Александрович Супрядкин
    10.06.2016 00:03
    Ношульские судостроители с 15 по 18 век изготовили примерно 40 000 барок , стоимость одной барки было от 500 до 2500 рублей , за 400 лет было получено прибыли от 20 до 100 миллионов рублей.В Архангельске барки Вятские купцы продавали иностранным купцам и рыбакам поморам.