17.09.2013

Пятно / Из почты главреда

Его появлению предшествовало еле ощутимое дуновение ветерка. Следом маленькие искорки начинали вспыхивать на потолке и на нем проявлялось голубовато-серебристое пятно. Лунный свет лился в комнату…

 

Девочка не спала и с жадным интересом следила за разворачивающимся действом. При первом визите пятна она перепугалась, и ей захотелось позвать свою мать, спавшую с отчимом в соседней комнате.

– Не делай этого! – раздался в ее голове голос с трещинкой. – Я не сделаю тебе плохого. Мы можем с тобой подружиться. Согласна?

Как показалось девочке, пятно заинтересованно и пытливо посмотрело на нее с потолка.

– Я – Катя! А тебя как зовут?

Пятно замялось:

– Зови меня Бим! Мне пора… Я навещу тебя через три дня.

На следующее утро, когда Людмила принесла в комнату Кати завтрак, дочь спросила:

– Мам! Ты веришь в чудеса?

– Наверное, нет. Если бы чудеса существовали, тогда бы с нами ничего подобного не произошло!

– Ты имеешь в виду… папу и мою болезнь?

Мать посмотрела на дочь.

– Э, подруга, что с тобой? Что снилось ночью? А ну, рассказывай!

– Я не помню, мам… Красивая ты у меня, мамуль!

В свои 30 Людмила была невероятно красивой женщиной. В 20 лет участвовала в конкурсе «Мисс города» и выиграла, вскоре вышла замуж за местного бандита «Славяна», Славянкова Игоря Сергеевича, которого через год после свадьбы убили.

До четырех лет Катя росла обычным ребенком, а потом переболела полиомиелитом и с тех пор передвигалась в инвалидной коляске. Сейчас их семью опекал «Штырь» – Штырьков Владимир Петрович, ближайший друг и помощник убитого мужа. Кате шел 10-ый год.

Вторая встреча с Бимом произошла через три дня. Катя с нетерпением ждала его появления. И все равно Бим возник внезапно.

– Ух, ты! – Восхищенно проговорила девочка. – Здорово!

Бим вальяжно раскинулся на потолке и довольный хмыкнул.

– Привет, Катенька! Скучала?

– Да, ждала тебя. Часто будешь ко мне приходить?

– По возможности. Приготовься, хочу показать тебе маленькое, но интересное кино. Тебе должно понравиться.

И на Биме начали проецироваться красочные слайды, от которых у Кати перехватило дух: безбрежный океан и его мифические подводные обитатели; гигантские доисторические ящеры. Катя видела таких чудовищ только на картинках. После появились недосягаемые вершины гор, покрытые льдом и снегом, на склонах которых выстроены крепости и целые города с населяющим их маленьким, трудолюбивым народом, не похожим ни на одну из рас. После открылся диковинный, прекрасный лес со сказочными персонажами… Катины руки взмыли вверх к потолку, что могло означать только одно: хочу туда!

– Да! Да! – подтвердила она. – Хочу туда!

Слайды внезапно померкли и Бим помрачнел.

– Я забыл тебя предупредить. Дело в том, что ОТТУДА возврата нет. Туда вход открыт только детям, взрослым дорога заказана. Могу пообещать твердо одно: там ты сможешь ходить, бегать и прыгать через скакалку, как твои ровесники.

– А как же мама? Нет, Бим, правила эти… очень жестокие, – Катя всхлипнула.

– Извини, Катенька, не я придумал их. Ладно, мне пора.

Последнее время Штырю плохо спалось. Во сне он вздрагивал и часто просыпался: его кошмарил плюшевый медвежонок Кати, который из игрушки вдруг превращался в настоящего медведя, обнажавшего в оскале чудовищные клыки. Утром, отвезя Катю в школу, а Людмилу спровадив в солярий, он привез в особняк экстрасенса – толстую женщину с черными вьющимися волосами и бездонными глазами.

– В этом месте очень сильное энергетическое поле, – сказала она, когда они оказались в комнате Кати. – Чувствую чужеродное тело…

Женщина указала на плюшевого медвежонка.

– Вам необходимо от него избавиться, а саму комнату окропить вот этой водой. Владимир Петрович! За склянку с жидкостью от вас потребуется отдельная плата, – уже нормальным голосом заявила женщина.

– Конечно! Какие разговоры!

Проводив гостью, Штырь прошествовал в особняк. Вскрыв склянку, обильно полил ею комнату Кати. Потом вооружился пассатижами и принялся за игрушку. Он с яростью оторвал мишке голову, вырвал пластиковые глаза и нос-пуговицу, кинул все это в пакет и, выйдя за ворота, с силой забросил его в мусорный бак. Удовлетворенный вернулся назад.

Включив телевизор и развалившись перед ним в кресле, Штырь начал строить планы, как объяснить Кате отсутствие любимой игрушки. Ничего путного не придумав, поехал за девочкой. Когда они вернулись, Людмила уже пришла домой. Первое, что бросилось Кате в глаза – пропажа мишки

– Мама, где мой мишка? Ты его где-нибудь здесь видишь?

За спиной Людмилы замаячил Штырь.

– Катюха! Я забыл тебя предупредить! Я куплю тебе нового. Тот уже старый, потертый был.

– Куда ты подевал игрушку? – гневно прервала его Людмила.

– Я ее выкинул. Я сейчас смотаюсь и…

– Куда ты его выкинул!? – жалобно спросила Катя.

– В мусорный бак. Его уже увезли…

Девочка в слезах упала навзничь на постель. На следующее утро Катю решили отвезти в больницу: у нее поднялась температура. Когда машина выехала за ворота, носик-пуговичка, скакнув, угодил прямо под заднее колесо машины, крепко застряв между протекторами. В то же мгновение Катя вздрогнула, и в ее голове раздался знакомый голос с трещинкой:

– Катя, привет! Я тут!

Выбрасывая пакет в мусорный бак, Штырь не заметил, как через маленькую дырочку в целлофане выпал нос-пуговка от игрушечного мишки, который следовал сейчас с ними, зажатый протекторами заднего колеса машины.

На обратной дороге из больницы Штырь угрюмо спросил:

– Катя! Что на тебя нашло. Как будто разыграла все.

И тут неожиданно в салоне машины прозвучал хриплый голос, исторгнутый из Катиного рта:

– Жаль... Дочку больше не увижу…

Штырь резко остановил машину. Катя испуганно закрыла рот руками. Она не знала, чей это голос, но он был отлично знаком двум другим людям, находящимся в машине – голос ее отца.

– Что это было? – Севшим голосом спросил Штырь. – Это же последние слова Славяна!

– Откуда тебе это известно? – В ужасе произнесла Людмила. – Ты же в это время был в другом городе?! Их же мог слышать только убийца! Выходит, это ты его?

Людмила, шатаясь, вышла из машины, открыла багажник, извлекла из него инвалидную коляску и усадила в нее Катю.

– Люда! Это совсем не то, что ты подумала! – мельтешил рядом, пытаясь спасти положение, Штырь. – Ты же знаешь, у меня есть свидетели, которые подтвердят.

– Вон! Уезжай! Оставь нас с Катей!

Пока Штырь что-то пытался объяснить, Катя подкатила инвалидную коляску к заднему колесу машины и, изогнувшись, выковыряла из протектора сплющенную нос-пуговку от медвежонка.

– Дядь Вов, уезжайте, – спокойно сказала Катя.

Ее мирный голос произвел на Штыря эффект нокаута.

Эта пара – мать и дочка – в одночасье потеряли все. Но мир от этого не перевернулся. Мир перевернулся лишь в их душах и сердцах, но в своем маленьком кулачке Катя продолжала крепко сжимать нос-пуговку Бима.

 

Александр КУЗНЕЦОВ, пенсионер

п. Солнечный, Якутия

973

Добавить комментарий

Комментарии (0)